[1893.06.07] Последствия шторма на Волге 7 июня 1893 года
В ночь на 7-е июня на Волге разыгрался страшный шторм на громадном пространстве – вплоть почти до Казани. По словам «Сарат. Лист.», около Астрахани повредило массу мелких судов, из которых некоторые выбросило на берег. Около Царицына шторм захватил шедшие под буксиром баржи Журавлева. Командир парохода намеревался подойти к берегу и бросить якорь, но ему это не удалось сделать, причем сильным ветром и прибоем волн у одной из барж сломало руль, растревожило палубу, а также разбило бывшие при баржах 4 лодки; кроме того, повредило несколько нефтянок, давших течь. Около Пролейки, как передают, сорвало с якоря баржу Башкирова с грузом хлеба, сломало у ней руль и т. д. Немало бед наделал шторм около Камышина. Здесь пострадали купеческая конторка, на которой находился сложенным груз; часть последнего, говорят, подмочена; потревожило одну железную нефтяную баржу, давшую значительную течь. На пути к Баронску видна была масса плывших дров и леса, а несколько выше Баронска из воды торчит верхняя часть затонувшей чьей-то беляны, команда с которой находилась на берегу против места катастрофы. С пароходами во время пути также были несчастия, хотя и небольшие.
Но особенно силен был шторм около саратовского берега; здесь пострадала масса судов. Так, например, в устье Староречья разбита и затонула барка с дровами лесопромышленника И. Андреева, запроданными вдове Репиной. Весь надпалубный груз (выше бортов), составляющий добрую половину транспорта, снесен и расплылся по реке. На рыбной пристани, под Монастырским взвозом, затонула небольшая рыбница с воблой, но рыбу, сложенную на палубе, удалось спасти. Под Лианозовской пристанью пробило бок у баржи под паровозом, предназначенным для отправки на Камышинскую линию. Под Карепановской пристанью, почти в устье Белоглинского оврага, затонули четыре «тихвинки» с грузом колоба, всего до 80,000 пуд; груз принадлежит частию Селецкому, частию Гуревичу, а тихвинки – известному пароходчику г. Конецкому, принявшему на себя поставку колоба прямо до Петербурга. Там же дала значительную течь громадная баржа Репина почти с полным грузом колоба (до посадки на 10 четв.); с палубы груз немедленно был снят, а затем второй день откачивают воду из баржи, но, по-видимому, с малым успехом, так что весь транспорт, вероятно, придется перегрузить в другую баржу. На пристани С. Иванова разбиты и затонули барки с дубовыми досками, которые расплылись вдоль соседнего побережья и теперь излавливаются лодочниками, нанятыми для этой цели. Далее затонула барженка с березовыми дровами, поставляемыми экономией графини Шуваловой для губернского земства. На ровненской пристани разбиты и затонули конторки общества «По Волге», «Кавказ и Меркурий» и купеческая. Там же, по слухам, затонули баржи Чумакова с пшеницею. В Золотом разбита общая конторка «Кавказ и Меркурий» и общества «По Волге».
В деревнях порывами ветра срывало крыши, валило заборы и т. д. Телеграфные сношения, вследствие многих повреждений на линии, значительно замедлились; местами, говорят, ураганом телеграфные столбы валило десятками.
«Моск. Вед.» из Саратова телеграфируют, что «убытков причинено штормом 7 июня, по известным пока сведениям, на 300.000 р. В том числе подмочено и затонуло хлеба более чем на 100.000 р.; дров и лесных материалов на 40.000 р.; стоимость разбитых и затонувших судов около 100.000 руб.».
(Из газеты «Волжский вестник», 1893 год, 13 (25) июня, № 149, стр. 3. Материал предоставлен Алексеем Александровым)
Упоминаемые судовладельцы: «Кавказ и Меркурий», общество акционерное пароходное и торговое, «по Волге», пароходное общество, учрежденное в 1843 году..