[1892.05.15] Безобразники на пароходе «Боярыня»
КОЗМОДЕМЬЯНСК. Пароходному обществу «По Волге» надо отдать справедливость: в заботах о внешних удобствах для пассажиров оно довело некоторые из своих пароходов, в том числе и «Боярыню», до полного совершенства – даже для 3-го класса имеются на палубе чистые, опрятные четырехместные каюты, которые снабжены мягкими диванами и электрическим освещением. Но, к сожалению, свет электричества, приятный для глаз и безопасный для пассажиров, не может освещать человеческую душу, и пароходное общество впадает в ошибки при выборе лиц, прямая обязанность которых устранять на пароходах всякого рода безобразия, вообще содействовать спокойному путешествию пассажиров, приносящих обществу изрядный доход.
Читатели «Волжского Вестника», вероятно, еще помнят случай, как в конце прошлой навигации один из помощников капитана этого общества совершил варварское нападение на девушку, ехавшую до Симбирска. Теперь приходится отметить другой случай, не менее возмутительный и имевший место на пароходе «Боярыня».
15 мая на этот пароход сели в Казани две дамы, направлявшиеся вверх по Волге. Дамы эти поместились в отдельной каюте 3 класса. Пароход отошел от пристани в 6 часов вечера, а часов в 9, после того, как один из помощников капитана проконтролировал их билеты, они легли спать. Одна из пассажирок, из опасения как бы не случилось с пароходом какого несчастия, предложила оставить каюту незапертой. Вдруг в 12 ч. ночи, когда они уже спали, в их каюту заявился помощник капитана и, разбудив их на правах начальства, спросил: можно ли поместить к ним еще двух дам. Получив утвердительный ответ, он вышел, а затем, через некоторое время, когда они стали снова засыпать, явился второй помощник капитана и с тем же вопросом. Согласие опять было дано. При выходе из каюты этот зачем-то потушил электрическую лампу. Около 2 час. ночи в каюту заявились оба помощника и, каково же было удивление разбуженных в третий раз пассажирок, когда вместо ожидаемых дам они увидели освещенные лунным светом лица этих безобразников, усевшихся на их постелях. На вопрос, что им угодно, почему они не дают спать и как осмелились они явиться, те ответили, что зашли побеседовать от скуки и, при этом, позволили себе даже проделать некоторые неприличные манипуляции. Энергичный отпор с требованием немедленно выйти вон и с угрозой, что этот проступок не пройдет им даром, заставил одного из них извиняться, уверять, что он «маленький человек», а другого – напротив, принять начальственный вид, доказывать, что он вправе во всякое время делать обзор подчиненных ему пассажиров третьего класса и, в свою очередь, грозит им выселить их из каюты на палубу. Свою грозную речь он закончил заявлением, что эту каюту сейчас займут две дамы и, вместе с своим достойным сподвижником, скрылся. Никаких женщин прислано не было, и пассажиркам сделалось вполне понятным, почему в их каюте был потушен свет. Выйдя на палубу, они убедились, что только одна их каюта не была освещена.
(Из газеты «Волжский вестник», 1892 год, 27 мая (8 июня), № 129, стр. 3. Материал предоставлен Алексеем Александровым)
Упоминаемые суда: Боярыня.
Упоминаемые судовладельцы: «по Волге», пароходное общество, учрежденное в 1843 году..